14:08 

-otherside-
feeling so sedated think I'll just give in...
от холода почти стеклянный воздух, в объятьях которого она плачет навзрыд. я сижу на поребрике (привязалось-таки это питерское словечко), я знаю, что должен сделать хоть что-то, но слишком медленно зарождаются мысли в заледеневшей коре полушарий, слишком медленно тянется время. надоевшие уже всем воронам её истерики в парке, несбывшаяся осень, закольцованной радиопередачей в моей голове.
девочка сбежала из психиатрической больницы - той, что на окраине города, надеясь, что по другую сторону забора ей станет хоть немного легче, но и здесь, в этом северном городе, тугая, упругая волна отчаяния настигла её ближе к вечеру, ударила в грудь, и в ветровке при -20 девочка отправилась в парк умирать на какой-нибудь заснеженной скамье.

неровный отблеск серебра на среднем пальце: "нет".

когда девочке было шесть, у неё появилась мечта, о которой нельзя было никому рассказывать - только им, но их она не встречала, да и не могла встретить в силу возраста. тогда она стала ждать, и, в итоге, ждала ещё 10 лет. потом пришёл он и купил девочке сироп от кашля - много сиропа, по два пузырька на каждого. они выпили эти пузырьки за гаражом, неподалёку от девочкиного дома. а всё, что было потом... чего только не было, в общем. девочка была излишне маргинальна, и ему это нравилось.
между тем гаражом и нынешним заледеневшим парком уложилось несколько самых разных жизней, ролей, написанных, но не сыгранных никогда - зачем, если можно импровизировать? - апплодисментов из подвалов, с вокзальных площадей, из тёмных, запутанных переулков старого города и продуваемых всеми ветрами прямолинейных улиц околоМКАДных спальников. и однажды девочка увидела смерть. ей было очень страшно потом вспоминать об этом, а позже, после новых смертей и новых воскрешений, новых людей и новых наркотиков ей в какой-то момент стало всё равно. вообще всё равно. и вот сейчас, выжившая после стольких передозировок, аварий и травм, она пришла в этот чёртов парк умирать от холода, и вся проблема была в том, что мы с ней были знакомы. и вот - мы вернулись к началу - она рыдала в объятиях холодного, остекленевшего воздуха, я сидел напротив неё и не знал, что можно и нужно делать. она была мне как сестра - так мне отчего-то казалось, даже больше, чем сестра, если вдуматься. а может и не было никакой плачущей девочки, и умирать сюда пришла не она, а я, на самом-то деле?..

нехитрая арифметика зачем-то складывает простые числа - ей скучно ждать, экстримальная биология отсчитывает по секундомеру, по сложным термохимическим формулам время до момента икс, смерти без дальнейшего воскресения. девочка, порождение больного уже не первый год сознания, перестала плакать, а потом и вовсе исчезла. я остался один - сидящим на заледеневшем поребрике в тёмном, снежно-холодном парке. и не было ничего - ни до, ни после - только сейчас, всё ещё бьющееся сердечной мышцей, соскальзывающее с кончиков секундных стрелок. и голоса все молчали, и шифры все теперь оказались не имеющими значения, никому не нужными.
а где-то там, по ту сторону, далеко-далеко, начинала раскручиваться тугая спираль всё ещё нового года.

URL
   

крысы и корабли

главная