17:26 

-otherside-
feeling so sedated think I'll just give in...

начало

мы пережили всё же этот январь, выловили все звёзды из просверленных рыбаками лунок. мы были не из тех, кто оставался в тени. голубыми огоньками размеченные взлётные полосы, она, стоящая под душем с бутылкой водки в левой руке - всё это наводило на подозрения. я не пил - или, во всяком случае, почти не пил - по тем меркам - а её придумал с целью скрыть обстоятельства так и не состоявшейся смерти. все эти игры требуют известной доли сумасшествия, потому что иначе никак нельзя проследить последовательности и параллели, а компьютерные устройства в играх всегда были строго запрещены.

читать дальше

на моей шее болтается цепочка с серебряным крестиком и кольцом - золотым, обручальным. в мочке левого уха - твоя серёжка - чёрная подковка с шариками, привинченными к концам. они говорят: надо снять. они говорят: больше у вас нигде нет серёжек? я хочу что-то ответить на это, но давлюсь непридуманными рифмами, словами, буквами. он говорит: ну вот мы и в больничке, привет. я не желаю его слушать, я кладу под подушку "над кукушкиным гнездом" Кена Кизи, отворачиваюсь к батарее, молчу. тишина обволакивает, прощает, отпускает все грехи. тишина здесь пахнет накрахмаленным постельным бельём, постельным режимом на пару дней - пока не адаптируешься к лошадиным дозам нейролептиков. тишина здесь всегда условна, а свет горит круглые сутки, и на диване напротив дверного проёма поднадзорной палаты дремлет дежурная медсестра. всё это - просто обрезки воспоминаний, а сейчас, отогревшись в чужом тёплом доме, спускаемся по лестнице вниз - обратно в надоевшую уже, всё такую же ледяную зиму. он покупает мне энергетик в ларьке у метро, я прохожу вслед за ним через турникеты. что-то в спину кричит дежурная. что-то говорят люди вокруг. шумят, прибывая и удаляясь поезда, а я всё также не могу сообразить, кто я и зачем мне всё это.

URL
   

крысы и корабли

главная