-otherside-
feeling so sedated think I'll just give in...
1.
go smile, baby Jesus, your time has already come… мы здесь, мы улыбаемся, мы жжём пасхальные свечи и водим эти долбанные хороводы – и все мы дети твои, господи, эй, как это тебе нравится?.. мы все слишком буквально поверили в слово твоё, и мы, разумеется, пройдём сквозь игольное ушко, проедем туда на наших милых домашних верблюдах,
дай только замутить ещё несколько грамм, сварить ещё немного раствора, да воскресить молитвами или проклятиями пару доступов к венозному руслу… мы святы, oh i-i-isn’t it so-o-o?.. я не хотел никого втягивать, но я,
конечно, втянул, и мне, как пить дать, стало чуть проще пережить тот стрёмный вечер, потому что у того-кого-я-и-тп нашлись дензнаки, и тогда я, и тогда мы… а если все счастливы, то в чём мой грех, господи?.. (в маленьком системном логе мой маленький интернетовский друг говорит, что у каждого – свой выбор и своя жизнь). аминь, господи, я ли не на твоей стороне отсюда и присно и во веки веков?.. «тёплое небо не станет чужим» - не так ли, Jesus baby?.. да разве не так?.. когда все мои символы, молитвы, амулеты, эпитафии катятся за грань этой смешной до нелепого, земной – приземлённой? – вечности, когда все звёзды срываются с мест и падают, падают, падают в мои исколотые короткими инсулиновыми иглами ладони, не я ли один остаюсь на том рубеже?.. не мне ли читать псалмы и
проповедовать неискушённым про игольное ушко и царствие и рай на земле и ад на гаснущем небе?.. historia morbi в наушниках, а кто напишет мою historia morbi?.. «и ты тоже упадёшь, но со своей высоты»…

2.
девочки и мальчики, королева пик и королева червей и заблудившаяся в киберпространстве алиса, лепестки пасмурных ивовых соцветий и скомканные письма, засыпанные этими лепестками на дне переполненной пепельницы… о, я люблю тебя, как же я люблю тебя, дай мне только сил слизнуть твои слёзы и разделить твою боль… и – oh yea-ah – я так банален и пафосен сегодня – но мне же тоже больно, чёрт побери и прости господи иисусе… coma white slash coma black slash all the junk tales I can remember – всё это так бесполезно и бессмысленно – долбанные тэги моей никчёмной жизни на этом едва ли обитаемом острове moscow, где одними только подземными переходами рушится вся вечность that I’ve ever seen in this life, моя заклятая вечность, утонувшая в слюнявой пасти северного города, похороненная на безликом и промозглом домодедовском кладбище… мои обесцвеченные ирисы цветами первой любви ложатся на могилы мертвецов, мои мертвецы спят вековечным сном в этих украшенных цветами могилах… а я – как МНЕ проснуться?.. “could you be there, ‘cause I’m the one who waits for you – or are you unforgiven too?..”
«мне бы в небо»…


3.
эти кумарные истерики и крики в пустой, наглухо закупоренной от северного ветра квартире, а там – за закрытой форточкой – весна, холодная весна года, который даже не должен был наступить, согласно всем этим древнеиндейским календарям… а в дальнем углу – разъёбанная акустика, разбросанные шмотки, и на мониторе, на полу, на столешнице – кровь, твоя и моя, побуревшие от времени пятна, вызывающие здесь и сейчас неконтролируемую зависть ко времени, когда они там появились. мигает курсор, и я думаю: dammit, да что я, собственно, собирался тут написать? сказать что-то – кому?.. все же всё знают, все же такие, сука, грамотные, и у каждого – своя правда… limp bizkit долбится в колонки – устаревшая альтернатива (альтернатива чему?.. нет здесь никаких альтернатив) и я сижу на заляпанном всё той же кровью диване, я закрываю глаза и жду, жду, жду – вся доступная мне вечность переполнена этим чёртовым кумарным ожиданием, и губы искривляются в неизбывно саркастичной улыбке, когда я вспоминаю надпись “waiting for the sunset” на крохотном желтоватом листочке в моём кошельке и инопланетную девочку, глядящую вдаль на умирающее солнце. мы разделили поровну этот день, разделили жизнь, и кровь, и любовь, и глупые детсадовские рифмы тоже. интересно, делится ли нацело бесконечность?.. интересно, долго ли мне ещё ждать?..

4.
серый снег на обочинах – старый снег и прошлогодние признания, нелепые песенки из невзаправдашнего детства. я получил всё, что хотел, и отныне и впредь мне никогда больше не было мало… в перепутанных этажах и остывших за зиму подъездах, в меркнущем электрическом свете города снов, в чужих губах и на своих замерзающих пальцах, в страницах ворда и на страницах книг я видел это неуловимо серебрившееся мерцание, и моя мечта тянула меня сквозь эти страницы и этажи, куда-то неопределённо вверх – даже тогда, когда я понял, что эта высь ничем не отличается от самых болезненных и постыдных низов. мне было всё равно – вы знаете, что такое мечта?..зыбкий, неправдоподобный сон и разрывающая ослепительным, болезненным светом зрачки реальность… я ловил снежинки ртом и видел мир таким, каким он не был – абсолютно сознательно, ведь ещё в детстве я успел до невероятности
устать от того, каким он был… усталость, впрочем, не главное – мне (ещё в том же злосчастном детстве) так хотелось во вне, хотелось жить так, чтобы чувствовать эту жизнь каждой клеткой своего бренного_тела, а не тупо провожать её взглядом, старея… это было моё дело, впрочем, оно и сейчас только моё. мама, а ты?.. скажи мне, ты счастлива, мама?.. не от неведения, в котором, хочется верить, ты пребываешь, а вообще, всецело – счастлива?.. прости, я вряд ли когда-нибудь смогу помочь тебе в этом – я, видишь ли, и себе-то не бог весть как смог помочь… а вообще, я не уверен, достойна ли ты этого счастья, мама. это ведь всё твоя работа, а, мам?.. вы ведь с отцом довольно неплохо постарались над моим воспитанием, что уж теперь-то?.. каждый пожинает плоды, бла-бла-бла – но ничего, я и сам в состоянии собирать эти камни.

5.
намажь горчицей веки, подчеркни губы соусом чили… «пей да гуляй, пой да танцуй – я с тобой пока»… скажи мне, каково было хоронить свою правду в этом асфальте, спой мне песенку о «лучших временах», помяни молча все свои
несбывшиеся «если»… много ли обещанного я не исполнил, теперь неважно – смыкаются стены, сворачивается змеиным хвостом безвременье... мы одни здесь, на этом рубеже – мы всегда были здесь одни, слышишь?.. никто не придёт, никто не помянет нас в книгах, никто не прочтёт никакого молебна по нашим возможно существующим и возможно бессмертным душам… нас похоронят в братской могиле телевизионных сводок – «+1», «+100», «+500» - ну разве же я не прав?.. ведь нашим смертям здесь давно уже никто не ведёт учёта, всё смешалось в неточные числительные, всё
поросло травой на обочине real_life, и все мы оплаканы ещё при жизни безымянными – как и мы - журналистами… не смотри мне в глаза – я всё и так давно уже понял, не произноси не звука – дай мне насладиться воспетой неким известным альтернативщиком «тишиной»…