• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:18 

трамваи

feeling so sedated think I'll just give in...
проебались куколки, потерялись куда-то очки с синими стёклами, кончились эти долбаные три веса, кончился кодеин, которым я приводил себя и свои мысли в относительный порядок, кончились упрёки в наркомании, кончились истерики на тему и без. остался альбом с нарисованными синей ручкой неконцептуальными картинками, остались "непричёсанные мысли", осталось неоконченное_высшее, остался жгут, голубой эластичной змейкой, извивающийся на кухонном столе, плейграунд лав и девственницы-самоубийцы в горячей ротации монитора подсознания. дмитрий бурлака и г-н соколовский с его "ужасной новостью", книжка "ремиссионеры", выпущенная ограниченным тиражом. брошюра с от руки написанным названием "заповедник" - ну чем не "зоопарк" с другой стороны. но заповедник - это другое, в общем. это там, в заповеднике умирают от передозов и бактериального поражения клапанов сердца, живут, созерцая "тусклый серый монитор", знают, что значит "the smell of the empty body" и соответствующее этому берроузовскому словосочетанию неприглядное, мучительное состояние. знают, что... они многое знают, пусть и в своём жёстко ограниченном джанковом мире. всё это вне норм современного общества, вне систем его ценностей. это мимо - энивэй, бэйби. здесь нет ничего хорошего, но здесь есть всё, что нам нужно... а больше... чего же ещё?.. в этом мире действительно тоже_ходят_трамваи, но этот факт абсолютно информативно бесполезен. ты или здесь, или там. но пожив некоторое время здесь, ты навсегда здесь и останешься, и без разницы, за какие там грани ты попытаешься выбраться. не бывает излечения - только череда более-менее успешных ремиссий. не бывает бывших, бывают мёртвые.

упд: что же до концепции заповедника: основной тезис - "исчезающие виды" и прочая поебень. этот ваш новый мир чудесен, белозубо-прекрасен, нанотехнологичен. и ключевое слово - "скорость". во всех смыслах. а в заповеднике только табличка: "пожалуйста, не подходите к вольерам". детей на расстоянии держите. и точка. и всё у вас будет ништяк.

13:33 

feeling so sedated think I'll just give in...
он всегда снимался, кажется, в пиджаке, всегда облизывал губы, демонстрируя зрителям нижнюю поверхность языка - со всеми этими венами и связками. всегда пел какой-то мегатрэш, и тем был известен. впрочем, я относительно мало его слушал. но всегда, в общем-то, не без удовольствия.
"крыша горит, но - хотя бы - не едет," - переводил тупой "декодер" эмтиви (помните, была такая программа когда-то?.. ну, даже если и не помните - не суть важно). и много чего ещё было. но песенка про Ральфа меня-таки зацепила основательно, поболе всех этих крыш, что "on fire". хотя к чему это я?.. так... этой осенью уже многое стало несущественным. если раньше были друзья-знакомые, то теперь - только тенями прошлого соприкасаемся, рукавами, краями плащей. у меня нет плаща. когда-то - был. пустое.
высыпая таблетки на воображаемые опрелости матраса, вспоминаю больницу. вспоминаю, как это было тогда, чтобы понять, где я теперь. координаты штрих-пунктиром на венах, печатью в медкарте. "готово дело," - пророчески написал я лет этак 5 назад в конце одного из рассказов. опять же - кто знает, тот поймёт. остальным и незачем, может быть... осень. и мне хотелось бы написать, что "этим всё сказано", но это даже вполовину не так.

@музыка: The Bloodhound Gang - Ralph Wiggum

@настроение: минус восемь, аут

13:56 

feeling so sedated think I'll just give in...
на потемневшей от времени, залитой кофе и колой фотографии она улыбается в объектив, а я улыбаюсь ей, и эти улыбки слиты в некое подобие поцелуя - постановочного, в общем, неправдоподобного. из серии "почему бы и нет?.."
бОльшая часть жизни - нелепая постановка.
бОльшая часть времени потрачена на ожидание.
теперь, впрочем, когда нечего больше ждать, когда театр смеха снова закрыт на профилактические работы, когда на какой-то другой фотке из нашего неправдоподобного детства она стоит на сцене в длинных чёрных одеждах с веткой засушенного чертополоха в правой руке, а я оказываюсь в очередной раз на том же перекрёстке между ст. м. Марксистская и ст. м. Таганская-кольцевая и снова меня ловят за руку менты, и я оказываюсь в этом их идиотском ментовнике неподалёку от ст. м. Пролетарская, только теперь мне это не по дороге больше... это во сне, а наяву - всё те же стены и жесты привычные - те же, и я просыпаюсь опять всё от того же
телефонного_звонка, я снимаю трубку и говорю: у меня же нет ничего, о чём ты?.. я передумываю идти к психиатру и остаюсь дома наедине со всеми этими сущностями. я пересматриваю горизонты и - может быть - также горизонтали.

"что может быть проще последнего рывка?..
неважно, где... даже неважно как - почти что...
стереть с лица следы недавнего плевка,
сказать: ничего... разве это враг?..
да что ты..."


колодец_снов мы изначально проебали в борьбе за расовое превосходство. все эти баталии всегда кончались одинаково: наступала зима. мы втягивали головы в капюшоны, мы прятались от ветров в парадных каких-то там коммунальных_домов, никогда не говорили о любви, никогда не признавались ни в чём друг другу.
я похоронил нашу память за гаражами к западу от выхино, я стёр черты твоего лица из своих идентификационных матриц... и всё равно я помнил. всё оказалось не так уж просто.
каждую неделю к нам кто-то приходил, и снова всё заканчивалось каким-то диким алкотрэшем, потому что больше ни на что денег по определению не хватало. ну разве что на нурофен из аптеки. ну разве что на ещё_шнапс - как в саус_парке - мы могли бы тоже захватить Топику, вероятно... не захватили. мне снова снились ментовские облавы, мне снова снилась ты - такая красивая и такая - теперь уже - совершенно недоступная, сказочная... я - как Джей Ди из "клиники" - тоже по факту хотел только то, что не мог получить... доступное не прельщало.

...народились коты. никому, кстати, котов не надо?..

@музыка: Ground Beat - Чёрная вода

@настроение: мимо

18:06 

(3) заповедник

feeling so sedated think I'll just give in...
арбузный заповедник, банка холодного вчерашнего пива, купленного там, где раньше покупали всякий стафф - иногда районы меняют лица. и люди тоже - да, банальность. психиатр расстраивается по телефону, а в реале предостерегает: мол, загремишь на принуд.лечение - приятного мало... спасибо, Кэп - ну хули тут ещё скажешь? серьёзные научные, блять, умы, советующие мне не попадаться на краже чужуго имущества о0 наверное, это никогда не перестанет меня удивлять...
я проснусь в 45-м в берлинском метро
весна и люди - карикатуры...

читаю вслух под дождём какие-то старые тексты, сижу на кухне второго пришествия с какими-то людьми из не_моего прошлого, включаю "your possible pasts", включаю "берлин" барто. думаю о времени, когда писал сборник "left aside", когда вообще что-то писал... теперь тоже бывает мучительно_больно, только это больше не выливается в какие-то там окололитературные ваяния, глушится триадой sex_drugs_rock'n'roll, обезличивается до известной степени... из всех этих дней только один эпизод - побережье финского залива, прибой... эй, поставь эту плёнку на реверс, поцелуй меня в висок, как будто мы всё ещё в этом не_нашем детстве...
чужое детство, чужое прошлое. кончается вчерашнее пиво и мысли кончаются - большой привет равнобедренным треугольникам, большой привет маме из телевизора. меня вот тоже пару раз показывали по ящику - тоже есть, блин, чем гордиться :/ наш маленький заповедник
отчаянных героев чрезвычайно способных неудачников, местами даже талантливых, вероятно. маленькая иллюстрация того, что похуизм и наркотики надёжно избавят вас от любой успешной социальной_самореализации - эй, да кому она нафиг нужна в условиях кромешного говна вовне и социопатии внутри?.. лучше быть неудачником и ничтожеством в понимании общества, чем роболеммингом в толпе других аналогичных. я ненавижу себя, но "их" я даже ненавидеть не могу - мне было просто смешно, пока всё это вообще имело значение.
старые стены, хранящие наши имена.
берлин...
обменяй моё сердце на героин...

сколько мне лет?.. в заповеднике осень наступает на пятки, и нам - кажется - нечего терять, кроме наших иллюзий, как в "инстинкте". смерть давится арбузными косточками, а помнишь, как мы нашли арбуз на асфальте и бутылку вина на набережной?.. наш маленький праздник в то странное, холодное лето.

теперь - не теплее.

@настроение: август

18:04 

(2) 26.07.2010_11.27

feeling so sedated think I'll just give in...
дети пишут письма богу, новоявленный барыга пишет в статусе избитое no money, no honey, я думаю: чёрт, какая банальность. да и денег, конечно, нет, и оно - вроде как - и неважно даже, но в уголках губ всё-таки начинает скапливаться привычная злость. читаю письма богу, читаю ещё какой-то хлам, М. возвращается в квартиру через пять минут после выхода.
- я принёс тебе сигарет.
- спасибо, - расплываюсь в искренней улыбке, края которой всё равно предательски оттягивает немотивированная злость на весь мир. - наверное, сегодня с тобой случится что-то хорошее.
а со мной?.. бестолково листаю электронные страницы, солнце всё смелее просовывает в комнату горячие, влажные от вчерашнего дождя пальцы.
- а разве они всё ещё встречаются?..
- не, кажется, только спят вместе....

всё это про того мальчика из первого предложения и его не очень умную подружку-медсестру. всё это мне совершенно незачем знать. мир искажается случайными фразами, неизвестно к кому имеющими отношение. письмами к богу. голосовой почтой. автоответчик бога под кодовым номером - 03, все же знают. "звонить надо в скорую_психиатрическую" - don't ever forget this simple rule.
ах да, больница...
- ты что, никогда чифир не пила?
- да нет, вроде, как-то не сложилось...
- всё равно это не_для_нашего_брата, только под опиаты катит, в сущности... вот когда мне в больничке трамал кололи....

пауза. "что ты делаешь, когда тебе становится невыносимо скучно?.."
- пытаюсь покончить с собой.
я молчу. по ходу, это давно уже успело мне надоесть. не котируется.
может, письмо богу надиктовать на автоответчик?

17:31 

people_different

feeling so sedated think I'll just give in...
по горизонтали, к югу от северо-востока я переписал лекцию по хирургии и решил покончить с собой со всеми этими сомнительными развлечениями и встречами - ещё более сомнительными. перед этим вычеркнул из числа сомнительных развлечений производные морфина и случайный секс, включив в несомненные. понял, что не хватает мне обоих пунктов и вроде бы как надо исправить.
что же до встреч - приезжал В., и я понял, что до одури ненавижу деятельных_людей, ибо с ними невыносимо скучно, вся эта их деятельность - невыносимо скучна, а они с неё так нереально прутся, что всё общение в итоге можно разом вложить в папку под грифом "пиздец". все люди, с которыми можно более-менее нормально общаться - в той или иной степени маргинальны. все эти непризнанные гении, наркоманы, нетрадиционно ориентированные - во всех смыслах - граждане и гражданки, горе-интеллектуалы, застрявшие вне времени в таверне космического нихиль, уголовники и бывшие_химики... всем этим людям завсегда есть, о чём поговорить друг с другом, о чём промолчать и о чём крикнуть в эту долбанную пустоту изолятора... когда общество настолько больно, единственно нормальные люди - те, что были выброшены или сами бросились за борт. всё это банальность, да, но так оно, тем не менее, и есть. во всяком случае, I believe so.

@музыка: muse - uno

21:09 

выше

feeling so sedated think I'll just give in...
северный город методично пережёвывает нас жвалами метрополитена. без тени фантазии, без вдохновения, без смысла жизни - снова и снова - я проваливаюсь в его катакомбы, вбиваю стихи в искривлённую циклодолом память, пишу на смятых стенах "forgive me not". апрельский день целует меня в висок, мы тратим деньги с кредитной карточки, мы так
по-киношному счастливы, так удивительно милы. никто и не подумает, сколько своего и чужого горя утонуло в наших тенях, сколько дней и ночей, неровных, дробящихся минут и секунд, сколько всего "прочего" занозами застряло в сердце - бьющемся так же дробно, не в такт. никто никогда не узнает - слишком плотно срослись все эти осколки с нашим
ego, застыв предшествующим alter. отражение слилось с отражаемым, маски надёжно укрыли душу, стерев местами обуглившийся пергамент лица, и только в глазах теперь можно увидеть зашифрованную правду о нашем "до", но никто здесь не смотрит в глаза.

на твоих фотографиях мёртвые мухи, увязшие в густом сладковатом сиропе клея, застывшие чёрными пятнами на спирали подвешенной на люстре мухоловки. я растворяю в ложке пыльцу химических цветов моего иллюзорного белого мира, ты молчишь, не глядя на меня, гладя ладонью поверхность окна, ловя зрачками лучи заходящего мутного солнца.

- мне больше не страшно, - говоришь, склоняясь надо мной, щекоча дыханием боковую поверхность шеи, - мне больше не нужен повод.

я зажигаю одну сигарету от другой, мне изначально не было страшно, но по тебе-то я привык сверять границы, а теперь вот... да что теперь... падать вверх, захлебнувшись патокой неба, возьми_меня_за_руку, не тормози на светофорах. на том свете нас заждался уже танцующий Иисус - лучшее, на что способен интернет по версии Гомера Джей Симпсона.

***

больше ничего не оставалось: мы прокрались незамеченными в ту - самую главную - биологическую лабораторию, изменили коды с А на С и с Т на G, подобрали ключ к метажизни... спали потом в вагонах товарняков, пили водку неделю-другую, но - по-своему были живы, хотя и оказались в своеобразном биологическом зазеркалье.

падали вместе - как тогда в полнолунье, волка воем рассечённое на вечер и утро, несуществующее как любой отрывок so called "настоящего", потерянный между будущим и прошлым, условный символ перехода из одной ипостаси в другую - так скользят секунды, обращающиеся в вечность, так время течёт ручьями, впадающими в Лету сразу за поворотом.

смехотворная реальность происходящего... мы просто застыли в другой системе координат, оттого и значения всех функций были абсурдны изначально.

15:56 

слова

feeling so sedated think I'll just give in...
он смотрит записанное на электронные носители интервью.
"wrong are you right?"
игра слов.
в такт шелестят клавиши.
вечер, утопленный в реке, утопленный в бутылке Джонни Уолкера
"слово - это член мозга", как сказал какой-то там человек. писатель, но я не читал его, никогда не слышал о нём. слово-вирус заползает в живую клетку, нить повествования, обвиваясь вокруг шеи, душит. ты чувствуешь кожей спины, как медленно, почти незаметно скользят каплями пота всё новые и новые слова, скатываясь в чашу импровизированной купели.

слова... выпущенные из тёмной и скользкой полости рта, набитые на печатной машинке, на нежной клавиатуре ноутбука... высеченные на гранитных плитах памяти. потерявшие смысл.

12:42 

неформат

feeling so sedated think I'll just give in...
мои письма в будущее - неотправляемые, нелинейные, напичканные метафорами и прочими глупостями под завязку. провожу языком по клейкой полоске конверта, острый бумажный край высекает алеющие на белом капли крови. изъязвлённая поверхность разомкнутых губ порочной мечты, липкий язык слизывает сочащийся сладкий гной... "пароль!.." - кричит хрипло вахтёр-старик, "мама!.." - кричит ослепшая от боли роженица, "горько!.." - вопят во всю глотку упившиеся родичи новоиспечённой семейной ячейки. "нееет!" - воздевая к небу руки надрывается герой очередного американского фильма. его поливают из шланга, "дождь" добавляет моменту трагизма и значимости. мои голосовые связки облеплены разноцветным детским пластилином, мой крик неслышен, потому что связки всё никак не могут сомкнуться, и даже отсутствие этого крика заглушено всеми этими воплями вышеописанными. остаются письма. остаются записки, буквы, выведенные перманентным маркером на гранитных перилах набережной. моё молчание - буквами текстов, заведомый "неформат". моё молчание - крик, который никто не услышит, письма в будущее, где никто их не прочтёт, где - возможно - некому будет их читать. мои слёзы сожрёт море - ненасытное, равнодушное, пьяное. жадное до осколков чужих бутылок, мечтаний, солёное от пота и слёз, изначальное. я слишком долго ждал "обратной связи", теперь - я зачёркиваю этот параметр. неформат - не хуже и не лучше. вся разница лишь в буквах "н", "е". "не-". прочерк.

14:10 

feeling so sedated think I'll just give in...
чёрная вода
скрывает с головой... (с)


эта ржавая грязь под распиленным небом
перемешана с пылью рассыпавшихся под тяжестью
медленного времени гор,
зачёрпнута дырявым сапогом.
- зачем мы здесь?
пауза. перемотка назад.

- ты придёшь завтра ко мне в диспансер?
- приду, что мне ещё остаётся.
оранжевая пыль на губах.
неопанковское средневековье.
откуда-то из реплик
вчерашнего года:
"хорошее место диспансером не назовут"
почти гордился этой формулировкой,
пока меня на диких каких-то отходах
мотало по дорогам у метро профсоюзная.
я впервые вышел не в ту сторону
и всё пошло не так,
но мы нашлись на ветру той проигранной уже
почти капитально осени.


- это всё нейролептики, - она поднимает глаза от стопки исписанных листов, -
это всё из-за них.
отменили треть, через три дня я снова упал в кататонический ступор.
маршрутка ехала в перово, потом - на партизанскую, всё это было не то, что нужно,
но ничего другого не оставалось. минут через 10 меня отпустило, я вышел
в перово и пошёл сквозь заснеженный сквер и утонувшие в солёной жиже
переулки к ней домой, не надеясь, впрочем, застать её там.
сел на лестницу, машинально зажёг сигарету
она вышла ко мне в какой-то доисторической шали,
с разноцветными проводами, вплетёнными в волосы.


- зайдёшь?
или лучше потом как-нибудь, а то там у меня мама дома, -
говорит она таким голосом, будто присутствие родительницы на её же собственной жилплощади - удивительнейший феномен.
- да пофиг, в общем-то, - отвечаю, чувствуя - почти физически - как сознание
проваливается в пятки, скользит по хребту,
затем по бедренной кости, по коленному суставу,
дальше... - только ложку мне вынеси, - говорю, - если тебя не затруднит.


когда-то мы были вместе, на одной волне, теперь же....
я не знаю, кто она мне, она тоже не знает,
но послушно возвращается в квартиру за ложкой, - на, держи.

"вот и чудненько, - думаю,
вытаскивая изо рта маленький пакетик
из прозрачной плёнки от пачки сигарет -
превосходно".


- эй! - это она окликает меня из субпространства, -
эй, нехуй залипать на моей лестнице. сдохнешь ещё не дай бог,
а мне потом по ментовкам шляться и тело опознавать в районном морге.
- пойдём, - говорю, - я покажу тебе кое-что.
небольшой водоём около химзавода, слёзы в левом глазу,
та самая ржавая грязь тоскливого урбанистического межсезонья.
химический февраль, плюс_один на термометре.
на льду - рыболовы и гонщики на чём-то вроде картов -
маленькие разноцветные машинки, как в детстве. помнишь?


- нет, у меня было другое детство, в другом районе.

жаль.


- чаю хочешь?
- ладно, почему бы и нет.
- тогда пойдём отсюда, что ли. шумно очень.
эти рыбаки ничего не поймают.
а нам и вовсе ловить нечего.
тьфу, тупость, штампы...
чёрная вода в лунках.
мне бы уйти...

@настроение: ...под лёд

15:25 

один из отчётов

feeling so sedated think I'll just give in...


№ 00137.

Вторая часть той самой киноплёнки.


Уже больше недели время измеряется вторниками, а по средам мы хлопаем в ладоши и ждём необоснованных чудес. Я слышал его мысли о "Систематиксе", как он его называет (F20.0, но диагноз неоправдан – это было очевидно ещё до того, как всё изменилось). Льёт дождь, коридоры всё так же затягивают на дно той реки – далеко? У меня нет точных сведений насчёт географии региона. Здесь все подыхают от скуки и засухи, и эти их вирусы – чёрт, искомая формула в 185 раз честнее, но они не хотят ничего слышать про это. Medicamentum – это своего рода порошок для дактилоскопии, люминесцентная пыль на банкнотах контрольных закупок. Они ведут себя так, как будто не понимают, что это всего лишь индикатор всего их жалкого существования – как будто пища, секс, деньги – это что-то иное… воздух… всё то же самое. Medicamentum – это недооцененный их сообществом лакмус. Codeini phosphas pro auctore – неплохая замена тех иллюзий, которые удерживают их по эту сторону и спасают от реки. А она – была ли она агентом? Когда я получаю все эти
данные, мне начинает казаться, что я уже сошёл с ума – так здесь всегда
бывает с параллелями. Они запрещают параллели, они лечат излишки логики в
сумасшедшем доме. И если я говорю о сумасшествии, я безусловно подразумеваю общепринятые в этом сообществе нормы и правила существования. Я не знаю, зачем я здесь. Полагаю, это вопрос чистоты эксперимента. В 12.30 одного из дней приходили они – снова. Ходят слухи, что цель уже почти что достигнута, но никто здесь не знает, кто достиг этой цели. Очевидно, они – я совсем не вижу результатов своих поисков. Так что, если информация достоверна, я могу только сделать вывод, что речь идёт о сокращении экспериментального поля, о закрытии эксперимента как такового. Мне остаётся только ждать. Придёт Т., я скажу ей, чтобы удалила все данные если что-нибудь заподозрит. Не думаю, что в этом есть какой-то смысл – мне просто хочется увидеть надпись
ALL DATA DELETED на её мониторе. Я думаю, что буду долго смеяться, если что-то подобное и правда произойдёт. Я думаю, что болен, наверное, но здесь нет лекарства, только medicamentum, а это, очевидно, не имеет отношения к выздоровлению.


Эксперимент продолжается, наблюдение пока не снято.
Видится целесообразным несколько ускорить темпы – времени остаётся объективно немного, если верить доступным источникам.

13 сентября 2009 года, к востоку от западных границ.


18:10 

в Paint'e

feeling so sedated think I'll just give in...

05:16 

_2_

feeling so sedated think I'll just give in...
и ничего не происходит.
тишина. (с) dolphin

море сотрёт все грани, уничтожит память.
на этот раз пили белое сухое вино за 60 рублей литр,
гасили сигареты о презерватив,
заполнивший собой малогабаритную чашку-пепельницу
стоявшую на табуретке малогабаритной квартиры_над_химчисткой.
и я опять повторяюсь, да.
просто это рондо, детка.
просто не залипай, когда надо что-то сказать,
подавай признаки жизни.

может, будет UPD. vozmozhno, budet
и так лень ставить кончики пальцев на альт шифт
так лень объяснять все эти причины, закономерности, факты.
фантики. дешёвые бумажные обёртки.
так лень пересказывать свою жизнь очередному случайному незнакомцу.
- тебе больно?
да нет, мне в кайф.
плохо только, что проёбанные на этот кайф деньги - последние
и мне лень даже брать в долг
просто лень набирать телефонные номера
и выходить из квартиры.
что-то снова мутить, шевелиться, бегать,
загоняя себя в тупик снова и снова.
приятная лень, приятная тишина медленного белого мира.
ниочём. все эти водки, вина, героин, кодеина фосфат гемигидрат...
ниочём. ты готов платить любую цену,
лишь бы избавить себя от себя же,
поваляться, залипнув, на диване, потрепаться о ерунде,
не слышать этих голосов - ни вне, ни внутри головы.
не помнить.
и всё потому только,
что мухи в янтаре
уже не жужжат так назойливо
и не жрут кристаллики сахара, рассыпанные по столу.
ничего нет. невидимое море.
тишина.

17:26 

feeling so sedated think I'll just give in...

начало

мы пережили всё же этот январь, выловили все звёзды из просверленных рыбаками лунок. мы были не из тех, кто оставался в тени. голубыми огоньками размеченные взлётные полосы, она, стоящая под душем с бутылкой водки в левой руке - всё это наводило на подозрения. я не пил - или, во всяком случае, почти не пил - по тем меркам - а её придумал с целью скрыть обстоятельства так и не состоявшейся смерти. все эти игры требуют известной доли сумасшествия, потому что иначе никак нельзя проследить последовательности и параллели, а компьютерные устройства в играх всегда были строго запрещены.

читать дальше

на моей шее болтается цепочка с серебряным крестиком и кольцом - золотым, обручальным. в мочке левого уха - твоя серёжка - чёрная подковка с шариками, привинченными к концам. они говорят: надо снять. они говорят: больше у вас нигде нет серёжек? я хочу что-то ответить на это, но давлюсь непридуманными рифмами, словами, буквами. он говорит: ну вот мы и в больничке, привет. я не желаю его слушать, я кладу под подушку "над кукушкиным гнездом" Кена Кизи, отворачиваюсь к батарее, молчу. тишина обволакивает, прощает, отпускает все грехи. тишина здесь пахнет накрахмаленным постельным бельём, постельным режимом на пару дней - пока не адаптируешься к лошадиным дозам нейролептиков. тишина здесь всегда условна, а свет горит круглые сутки, и на диване напротив дверного проёма поднадзорной палаты дремлет дежурная медсестра. всё это - просто обрезки воспоминаний, а сейчас, отогревшись в чужом тёплом доме, спускаемся по лестнице вниз - обратно в надоевшую уже, всё такую же ледяную зиму. он покупает мне энергетик в ларьке у метро, я прохожу вслед за ним через турникеты. что-то в спину кричит дежурная. что-то говорят люди вокруг. шумят, прибывая и удаляясь поезда, а я всё также не могу сообразить, кто я и зачем мне всё это.

22:39 

lock Доступ к записи ограничен

feeling so sedated think I'll just give in...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:22 

техническое

feeling so sedated think I'll just give in...
перемудрил что-то с порядком записей, еле вернул всё на место о_0

00:35 

lock Доступ к записи ограничен

feeling so sedated think I'll just give in...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:14 

feeling so sedated think I'll just give in...
- ты чё там делал столько времени?
- ну угадай.
лимонное пиво /ola, comrades/, весна /какая неожиданность/ из окна троллейбуса, соединяющего своим маршрутом два окраинных района восточной части города. каждое второе слово - ложь. каждое третье - "деньги". плюс/минус, система двоичных кодов. я накрасил губы тёмно-вишнёвой помадой, я сказал: "у меня, блять, депрессия" и пафосно захлопнул дверь в ванную, окончательно почувствовав себя истеричным пидором. правила асептики и антисептики рано или поздно упираются в наличие аллергии на хлоргексидин, если, конечно, вообще есть чему и во что упираться.
- водки хочешь?
- не хочу.
- чёрта с два не хочешь!
- давай лучше поиграем.
- во что?
- не знаю. это не главное.
маленькие кнопочки. буковки, циферки, слова всякие - сродни вычислению интегралов или логарифмов на счётных палочках. надоело до чёрта. всё надоело. как насчёт "планеты радости", эй?.. прямо сейчас. ладно, не суть. не докричаться. нажми на "pause", что ли. давай поиграем в старое-доброе "всё_хорошо", почему бы и нет. впрочем, ну их к чёрту, игры эти. сам-то не хочешь, вот, там осталось ещё.

@музыка: чиж - "метелица"

18:58 

lock Доступ к записи ограничен

feeling so sedated think I'll just give in...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:13 

feeling so sedated think I'll just give in...
если будущего нет, мама, дай мне пистолет
/со стены научно-исследовательского центра/

хуй [вам]
/позже, в подъезде другого дома
красным карандашом 4В, видимо/

расцарапанные ладони весны, параллелями вбитые в мои окна.
слова - впустую, да что слова? каких слов ты хочешь? какими словами докричаться до тех, кто за гранью стеклянных сфер играет с этими перепутанными ниточками? безмолвие. серым снегом выплеснутое на изрезанные асфальтом колени. заоконным ветром забившееся в тупике. моя клетка - не тело, твоя свобода - не в этих словах. как близка была бы дорога - никто лучше медиков не знает, как проще и надёжнее убить человека, а ты стоишь в дверном проёме - крестом, ты улыбаешься или плачешь - не важно. ты есть. а я... я поклялся тебе, поклялся тобой, что never again, что двери закрыты. мой трибунал молотком по бескрайним лужам межсезонья. мой крик не существует, моя гортань заросла травой, сгнила под снегом тех зим. меня нет, я не мыслю, но вопреки всем "следовательно" (декартовским? нет?) по-прежнему существую. всё с точностью до наоборот, яснее ясного, стреляй уж сразу в небо, не трать патроны на контрольный в голову - себя тебе всё равно не убить. и их не убить тоже. треклятая метафизика будней - ты снова воскреснешь в понедельник, и снова подумаешь, что так и надо. я ненавижу тебя за то, что ты - это я, а ведь так не всегда было. или всегда? не важно, не важно. не было ничего, а теперь - откуда это? о чём воет пустота, когда перед ней гипнотизёрским жестом помахивают луной на проволочке? смейся, Дискордия, или как там всё было?
нет, не так. не то, даже близко.
ни сжечь мостов, ни сбежать с поля боя, ни спрятаться в шкафу по классике жанра - нельзя, невозможно.
она читает стихи в каком-то клубе, я читаю некрологи на каких-то улицах, убитый вхлам, но всё ещё сходящий с ума от боли.
и страшнее всего - это пьяное осознание, что не весна виновата, и не стихи эти, не она и не сотни ей подобных, не он и уж точно не метафизические они. и даже я здесь ни причём, а виной всему какие-то там сраные медиаторы, которых нет, а если есть, то либо мало и по праздникам, либо много, но тогда уж слишком много и незаконно, и не столько по УК РФ, сколько по законам природы, что хуже. потому просто, что каждое действие в закрытой системе всегда будет порождать противодействие, и нет, нельзя никого спасти, медицина вообще никого не спасает, фармакология не спасает, и нет лекарства от смерти в садах. всё впустую, и всё вернётся на круги своя, а за каждую попытку вмешаться в игры этих смешных безумных божеств ты получишь лишь новую строчку к бестолковому тексту строгого выговора и всякие другие бюрократические бонусы.
время движется назад.
ну здравствуй, Сентябрь.

крысы и корабли

главная