• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:16 

feeling so sedated think I'll just give in...
искренне верить, что boys don't cry
и, глядя на то, как на стол из разодранной грудной клетки безобразными кусками вываливаются остатки твоих внутренностей
оттого, что некое несуществующее внутреннее давление уже перебило все стёкла в тонометрах, а барорецепторы посходили с ума
вместо того, чтобы захлебнуться в потоках текущего из глаз физраствора,
делаешь вид, что всё хорошо.
а после приходишь домой, ложишься на пол и летишь вниз сквозь все девять этажей, в надежде ударившись о бетонные плиты подвала либо ожить, либо уже окончательно сдохнуть. невыносимо растягивается время, невыносимо громко тикают эти остановившиеся часы на стене субпространства. девочка в белом танцует на поляне нарисованных цветов, цветы не чувствуют ветра.
а ты опять спотыкаешься о свои беспорядочно разбросанные по дому мысли, ты ловишь все эти подозрительные взгляды в вагонах метро и строишь планы не попасть под троллейбус. ты всё ещё помнишь странную смесь запахов мазута и шоколада с бабаевской фабрики, запах духов твоей матери, запах растворителя и уксуса в той однокомнатной квартире. и это неважно на самом-то деле, но запахи чертят дорогу обратно, а пройти по ней тебе уже не судьба, наверное. там были люди, здесь - один только ты, остался только страх открытого пространства, любовь к поездам и затянувшиеся псевдошрамы на левой руке - белые точки соединительной ткани, выстроившиеся в своеобразную линию жизни.

17:27 

feeling so sedated think I'll just give in...
одна и та же полузабытая песня сквозь бесконечные этажи, сквозь выбитые стёкла города
опять разыгрываем по ролям всё те же надоевшие диалоги
до тошноты,
до белого шума в ушных раковинах.
я задыхаюсь и не могу дотянуться до форточки
моё тело лежит на снегу, моё сознание падает в небо
если бы.
нет.

@настроение: тошнота

23:18 

feeling so sedated think I'll just give in...
Джим Моррисон, держась за голову, поёт что-то мимо микрофона.
на картинке - лето и rock, который пока ещё вовсе не deader than dead,
и где-то всех нас дожидается тот самый синий автобус,
хотя, конечно, далеко не факт.
на воротнике так и осталась пара капель пустоты,
и весь мир уместился на дне стеклянного шара.
насколько хуёво должно стать человеку,
чтобы замёрзшая скользкая улица показалась самым уютным местом
из всех возможных?
твои волосы пахнут ладаном,
твои колени - церковными пожертвованиями.
в конечном итоге разбить себе голову о двери алтаря показалось не самым худшим вариантом развития событий
и ещё какие-то там мысли о том, что эйч сродни плоду древа познания.
детка, детка, телевидение!.. (с)
ну и god is in the tv для полноты картины мира.
иррациональные бредни иногда превращаются в хорошие сны,
но редко.

18:53 

feeling so sedated think I'll just give in...
прошлогодние лестницы прилипают к телу
остывающим шармом запотевших окон
я возвращаюсь в парадное, ты забываешь на подоконнике разломанную ампулу aquae distillatae.
и в какой-то момент в груди ощущается странное запустение
как будто бы сердце больше не бьётся
диастолическое nihil
а после снова ударом маятника разбиваются мечты о бесконечности.
бывает.
это потому, наверно, что я всё ещё скучаю по тебе
исподволь. и из всех подворотен - снежные вихри.
знаешь, мне вот в питере никогда не улыбалось солнце
то есть вообще, во всех возможных смыслах этих двух слов.
закрывали метро, разводили мосты, какие-то клубные девочки говорили какие-то слова на набережной
а я забывал все "вчера" и спал в трамваях, чертивших всё новые линии на моих ладонях.
я даже попробовал поверить людям, но это всё зря, конечно, всё изначально было вполне себе зря.
поиграл в "новое" и понял, что ничего не меняется.
попытался забыть и, оступившись, рухнул в ворох просроченных фотокарточек,
которые даже не были сделаны
за неимением реально существующего объекта.

20:26 

goddamn circle

feeling so sedated think I'll just give in...
вспомнились вдруг
эти мухи, прилипшие к ленте
а жизнь продолжается, кстати, ну да. всё как всегда и ничего больше.
москва под слоем грязи и талого снега - поднимаемся в гору где-то в районе таганки, меняем лекцию по мед.праву на пиво и заурядно тоскливые разговоры около входа в метрополитен. сны в метро и снег на подошвах. моя весна, прибитая к февралю.
как на кресте - распятый под потолком вестибюля станции, раздавший по кусочкам свою жизнь и получивший в подарок сувенирную продукцию в виде so called опыта или типа того. мои социальные эксперименты стоили мне веры в людей, моя жизнь - желания жить. а всё продолжается, ну ещё бы.

@настроение: round and round

19:51 

feeling so sedated think I'll just give in...
утопить десять грамм амфетамина в дорожной грязи
просто так
чтобы было потом
о чём плакать/спорить/ругаться/жалеть
или просто забить на всё и свалить в другой город
чтобы ни лиц, ни имён.
мне даже не интересны все эти скорости ваши
и жизнь ваша тоже неинтересна
и жизнь вообще.
я клею кораблики и всякие там самолётики из бумаги
и пластика
я смеюсь, когда идёт дождь
и мне в ответ улыбается ветер
из глубины оконных зеркал.

22:35 

feeling so sedated think I'll just give in...
девочка на чашке так похожа на тебя.
трам-пам-пам.
шесть таблеток нурофена.
а тебя и вовсе не существует.
ещё шесть.
страна тормозов без чудес - ну а хули ты хотел, собственно?..
ура новому кардиналу.
ура мне, ура Зойдбергу!
мы будем жить вечно, пока не умрём.
заводи, сестра, моторы
поехали в Вегас.

01:33 

feeling so sedated think I'll just give in...
остатки резиновых дней оседают на дно электрического жёлтого чайника. выходишь из больницы, вытряхиваешь остатки таблеток из мятой сигаретной пачки. всего четыре. дерьмово. и зима ледяными щупальцами заползает под воротник, расцарапывает кожу, стремясь добраться до трахеи и пережать её прежде, чем ты успеешь сделать вдох.
её вдруг ставшие пустыми глаза, пальцы, вцепившиеся в мои руки как раз в районе болевших весь день локтевых сгибов. я пытаюсь изобразить улыбку, которую она едва ли увидит, пытаюсь сказать, что всё будет хорошо, хотя сам почти что не верю в это.
бесконечной улицей, по крошащемуся от мороза грязному снегу - не столько домой, сколько прочь, во вне, дальше от этих тихих пустых коридоров.

20:28 

feeling so sedated think I'll just give in...
- ну и что дальше?
- я могу сказать тебе нет?
- можешь, но смысл?
- нет смысла. и дальше нет ничего тоже.

они распадались. белые перья, текущие по циферблату времени, так и не смогли ничего объяснить. они распадались, и в комнате стоял еле уловимый запах гниения. я рисовал белых гладких зверей на альбомных листах, она круглые сутки смотрела в окно. не было ничего - ни за окном, ни перед ним. вообще ничего не было.

с другой стороны, всегда существовала пара-тройка разноцветных ручек, несколько карандашей и почти_закончившийся_альбом. иногда ещё сны, но сны кончались быстрее.
ещё в наличии имелось три ампулы и шесть инсулинок, зачем-то спрятанных в пакете с ненужными шмотками. чуть позже ампул стало не три, а две - я снимал идиотский чёрно-белый фильм, и мне было нужно кое-что из реквизита. потом на фотоаппарате села батарейка, а всё остальное так и осталось на своих местах.

- я не считаю, что нужно как-то иначе.
- зря.

она так и не ушла, кстати. она тоже распалась - стаями улетающих птиц в окне, хлопьями белой пены, пылью раскрошившейся извёстки. возможно, стала тенью, возможно - нет. после её исчезновения мне в наследство осталась пара платьев, старая зажигалка и ложка, утащенная ей когда-то давно из одной питерской гостиницы. мы с ней вроде бы как были единым целым, но в конечном итоге оказалось, что это не так уж много значило. я вымел пыль из углов, завесил зеркала обрезками её платьев, пошёл на кухню и вмазался тем, что осталось от её увенчавшейся успехом попытки отправиться к праотцам. иногда жизнь прозаичнее, чем можно было бы предположить.

22:45 

feeling so sedated think I'll just give in...
секунды растянуты мерзкой серой жвачкой, гудение, распространяющееся от лифтовой шахты, сводит с ума.
тягучая, ноющая боль, разлитая по телу, медленно, но верно, доводит тебя до точки сборки.
это ожидание растягивает время, усиливает боль. говорят, что ждать и догонять - это самое неприятное.

снова "ария", снова "кровь за кровь".
жизнь, всё-таки, циклична. жаль только, что проходя в который раз через циклы эти, я так мало чему научился. разве что изображать равнодушие, в очередной раз разочаровавшись в людях, да говорить "прощай" вчерашним друзьям. прощать я умел и раньше, а забывать так и не научился до сих пор. но, пожалуй, в глубине души я и не хочу этому учиться. сохранённые памятью образы, всё же, по-своему очень дороги мне.

а ожидание... это, на самом деле, отнюдь не "одна из худших вещей в жизни".
это же хорошо, когда есть, кого/чего ждать.
раньше я не понимал этого. теперь понимаю.

19:29 

feeling so sedated think I'll just give in...
вот, что ещё было бы неплохо - вишнёвый чай.
вишнёвый чай с косточками.
и ластик, чтобы стереть пейзаж за окном.

19:16 

feeling so sedated think I'll just give in...
мы поймали за хвост невесомость. фонарь тысячелетия говорил правду. оказывается, у нас всё это время были полные карманы кораблей. не тех, к которым можно запросто подобрать кучу синонимов из растаманского слэнга, а таких, знаете, бумажных, которые обычно дети пускают в свободное плавание по грязным ручьям первой городской весны. и мы тоже хотели - так, но потом как-то забегались и забыли об этом напрочь. а теперь вот зима уже, тут, пожалуй, ледокол нужен, а не лёгкие парусные лодочки.

читать дальше

18:23 

feeling so sedated think I'll just give in...
я листаю страницы снизу вверх, а часы - слева направо. на столе нарисован ужин, в правом глазу - надпись "нельзя", а в левом - затупившаяся игла чужой инсулинки.

- а что ещё на букву "с" могло бы поместиться в трёхлитровой банке?
- ну, скромный ужин, к примеру.

я разбиваюсь губами о водосток. я так люблю эти твои бестолковые игры.

13:08 

feeling so sedated think I'll just give in...
это было почти что тобой, это билось внутри
если всё начинает сбываться - тебе не поверят...

(с)

смерть опять идёт по моему следу, нависает зыбкой тенью над кроватями тех, кто, как когда-то казалось, не умрёт никогда.
мне бы зависнуть сейчас одним из тех недосмотренных снов в проёме окна... твоего/не_твоего, а может быть так, что и вовсе чужого.
усталость ветра бессильно оседает пылью на моих рукавах, пылью и солью бесконечных дорог, а на ладонях - цветы.
и я бы сжал тебя в объятьях, но только вот это не тот мир волшебных розовых слоников и вечной любви на атласных простынях, и поэтому нам выпало только это нелепое прощание на автобусной остановке. знаешь, это так здорово - вернуться туда, где тебя все забыли, и быть предельно откровенным, зная, что никто уже не услышит. мне снился тот клубок синих ниток, мне снились твои колени и липкий страх. мне было хорошо оттого, что ты не знаешь даже, жив я или уже оступился однажды, гуляя по краю той самой крыши. столько пустых, но так хорошо запечатанных конвертиков, столько слов впустую, столько ненаписанных писем. и мне даже не жаль, а глаз за тёмными очками всё равно никто не увидит. наше время гаснет в этих лабиринтах. наше время всегда было готово оборваться в любую секунду.

но ты не веришь мне. и я себе тоже временами стараюсь не верить.
в этой сказке не бывает конца, в ней только сотни тысяч бесполезных начал, наслаивающихся одно на другое и не приносящих, на самом-то деле, никакой новизны. я раз за разом переписываю всё те же страницы. я раз за разом умираю одной и той же смертью и просыпаюсь снова в одном и том же сне.

19:39 

feeling so sedated think I'll just give in...
это, вроде, зима
и я следом за ней /за тобой?/
и знать бы, куда...
да куда мне?...
водой
из ржавого крана на северном юге -
кубический сон, квадратура круга

19:00 

feeling so sedated think I'll just give in...
04:06 

feeling so sedated think I'll just give in...
глухая ночь девятиэтажного мира, надёжно запертая в системе координат на отрезке больница-вокзал.
sick eternity и вечное no future, в соответствии с законами жанра.

12:18 

feeling so sedated think I'll just give in...
люди, чья тень внутри
хей, эта сине-белая маршрутка больше не дежурит возле аптеки. в эфире реалити-шоу "мир без милиции". но, как и все подобные шоу, наверняка же подстава. ты суслика видишь? вот-вот. а он есть. и ещё - тот парень в наручниках. и голые ветки ноябрьских деревьев в разбитые окна. а? нет, ну что ты. все же знают - мы будем жить вечно.
и я бы сыграл ещё раз в эту забавную ролевушку по рассказу "последний лист". но только - полный контакт, как в единоборствах. кто-то всё равно умрёт. девочка или художник, ты или я... да и зачем нам ролевка? смерть и так за каждым столбом.
щурится, хитрая... выжидает, стало быть.
и семь сестёр-лихорадок поют в унисон.

01:32 

feeling so sedated think I'll just give in...
я узнаю утром, ты узнаешь позже.... (с)
нет, не узнаешь, никогда не узнаешь.
утром, позже, никогда.
пальцы скрывает густая тьма. пальцы не умеют врать. но их не видно. пустота, вуаль, сумерки города.
бред в полчашке кофе. я не пью кофе.
концептуальное безумие только кажется красивым. но мы так часто забываем, что пусто - это когда ничего нет. и думаем, что пусто - это всё сразу: грустно_больно_одиноко. а пусто - это всего лишь пусто. и ничего больше. ничего.
...кто же из нас первый упадёт?..
ты знаешь ответ, но тебе - всё равно.
я тоже знаю. и мне тоже плевать.
...этих снов дороже ничего и нет...
а они не стоят и ломаного гроша.
сны - это тоже только сны.
завтра будет скорость - недолговременная гарантия, что сны отменяются.
завтра будет. или не будет.
в полвторого ночи ни в чём уверенным быть нельзя.
зато можно писать посты, которые с утра захочется стереть, и думать о том, что уже давно стёрто, однако всё ещё живо.

зачем?..

крысы и корабли

главная